Поиск по сайту
Предрассвет
Предрассвет

Виды и типы привязанностей — наши самые распространённые привязанности


Содержание:

Наши самые распространённые привязанности.Страдание может принимать множество форм и всегда проявляется в форме. Наши привязанности к внешним объектам и явлениям неограниченны. Вот семь наиболее распространенных типов привязанностей и причин, почему вы можете брести по пути страдания.

1. Привязанность к вещам

Большинство из нас, жителей Запада, идентифицирует себя и свою относительную степень успеха или неудачи качеством и количеством накопленных вещей. Проводя такую параллель, мы привязываем саму нашу ценность как человеческих существ к приобретению вещей. Поэтому мы настроены на страдание, когда вещей в нашей жизни нет в достаточном количестве. Мы становимся нашими вещами.

Занимая такую позицию, вы настраиваете себя на вечное недовольство. Вы фактически признаете себя самого не имеющим ценности, неполным и бесполезным. В попытке почувствовать свою ценность вы вынуждены непрерывно пополнять свой запас материальных предметов. Тезис «Я мало чего стою без своей собственности» ведет к бесконечной гонке за большим. Желание иметь больше вещей ведет к пониманию того, что вы никогда не сможете наполнить себя извне. Эта позиция мешает вам понять, что вы уже есть целое, что вам не нужно ничего другого, чтобы быть полным. Она заставляет вас копить и копить и сравнивать себя с тем, что накопили другие. Она уводит ваш взгляд от глаз и сердец людей, с которыми вы встречаетесь, на их бумажки и иную собственность. Чем более вы привязываете свою ценность и человечность к внешним по отношению к вам вещам, тем большую власть над вами вы отдаете им. А когда вы контролируетесь внешними вещами, вы их раб, и страдание — единственный доступный для вас путь. Разумеется, вы можете страдать в комфорте, но все равно внутри вас агония, которая длится столько, сколько остаются эти привязанности. 

2. Привязанность к другим людям

Это одна из самых «прилипчивых» привязанностей, причиняющая большие страдания, пока мы не научимся ее преодолевать в своей жизни. Я не говорю, что неправильно любить другого человека, ценить его присутствие в вашей жизни и прославлять вашу взаимосвязанность. Все это очень позитивные результаты создания отношений безусловной любви в вашей жизни. Я имею в виду желание или потребность владеть другим человеком и ощущение бесполезности и обиды, если этот человек не является частью вашей жизни в желаемом вами смысле. Такие чувства суть привязанности. Это такие отношения, где вы отдаете власть и контроль над своим собственным существованием другому, и они всегда приводят к страданию.

Всякие человеческие отношения могут быть счастливее с позиции отрешенности. Это означает любить людей настолько, что позволять им самим решать свою судьбу без всякого осуждения с вашей стороны, даже если их решения не соответствуют вашим представлениям о том, как им следует действовать. Это означает быть достаточно уверенным в себе, чтобы не чувствовать угрозы, когда другие живут не так, как вы ожидали от них. В любовных/супружеских отношениях это означает любить другого так сильно, что забывать о своих потребностях и просто принимать и любить другого таким, какой он или она есть, ведь, в конце концов, именно таким вы и полюбили его первоначально. В семейных отношениях это означает быть достаточно отрешенным, чтобы позволять своим родным быть тем, кем они выбирают быть, и чувствовать себя достаточно уверенным, чтобы не судить себя за то, как другие решают прожить свою жизнь. Это означает отказаться от всех оценок и просто слушать и любить членов своей семьи такими, какие они есть, давая советы, когда вас просят, а в остальное время посылая им свою безусловную любовь. В отношениях с детьми это означает постоянно напоминать себе, что ваши дети идут своим путем и что они не собираются прожить свою жизнь гак, как вам это кажется правильным. Это означает направлять их, помогая им стать на ноги, и всегда давать им понять, что вы безусловно любите их, даже когда их поведение вредит им самим.

Отрешенность в человеческих взаимоотношениях не означает отсутствия заботы. Она означает заботу до такой степени, чтобы отказываться от своих собственных оценок в отношении других и относительно к ним с позиции любви, не покушаясь на контроль над ними и критику их действий. Человек, отрешенный в этом смысле, будет избегать ненужных страданий, которые переживают в своих взаимоотношениях большинство людей. Вы посылаете любовь, отказываетесь от роли жертвы и проявляете бесконечную заботу о себе и тех, кого любите. Вы отрешены и метафизически. Ваша отрешенность позволяет вам иметь приставку «без» в безусловной любви.

Привязанность не напрямую предполагает, что вы должны нравиться мне, чтобы быть любимым мною. Когда вы научитесь позволять своим любимым быть собой и любить их такими, какими они выбрали для себя быть, невзирая на ваше отношение к их выбору, вы достигнете отрешенности. Достигнув этого состояния, вы избавитесь от желания или потребности владеть либо управлять другим человеческим существом, особенно близкими вам людьми. Парадоксально, но чем меньше вы покушаетесь на власть и управление кем-то, тем ближе к нему вы становитесь.

Отрешенность как раз и побуждает вас укреплять ваши взаимоотношения и усиливать любовь. Вы снижаете вероятность страданий в ваших взаимоотношениях, так как обладаете такой сильной безусловной любовью к другим, что ваша любовь не исчезает, даже когда они решают расстаться с вами. Научившись быть менее привязанными, вы также постигаете фундаментальную истину любовных отношений. Любить — значит отдавать, а не брать! Такова истинная суть отрешенности во всех человеческих взаимоотношениях. 

3. Привязанность к прошлому

Умение быть отрешенным от прошлого и традиций, составляющих важную часть жизни многих людей, — это путь к избавлению от многих страданий, существующих в нашем мире. Взгляните на всех тех людей, которые сегодня воюют по всему земному шару, и вы увидите, что они страдают и умирают во имя традиции. Их научили, что они должны верить в то, во что верили их предки. С такой логикой они увековечивают страдания в своих жизнях и в жизнях назначенных им врагов. Многие из этих войн между этническими группами тянутся тысячелетиями. При привязанном мышлении, которое укоренилось в этих культурах, войны могут длиться бесконечно. Разум этих людей им не принадлежит. Они живут только в форме и умирают за традицию, которая гарантирует вражду и ненависть к будущим поколениям.

Мы участвуем в привязанности к прошлому, когда пытаемся решать за других, каков должен быть их духовный выбор, на основе того, во что нас приучили верить. То, к какому образованию мы стремимся, какую профессию выбираем, кто наши друзья, как мы голосуем, что мы носим, как мы говорим и даже как мыслим, зачастую определяется привязанностью к традициям — традициям, которые настолько всемогущи, что игнорирование их часто означает остракизм со стороны семьи или соседей. «Ты ... — говорят ваши родители. — Именно таким ты родился, и у тебя нет выбора в этом отношении». Для просветленной души такая постановка вопроса невозможна. Как можно расти, если ты всегда поступаешь так же, как всегда? Постигая универсальные принципы, мы начинаем понимать, что мы — не наша форма. Наша упаковка может выглядеть определенным образом и иметь определенную историю, но она ни в коем случае не истинное наше «я». Она лишь прикрывает реальное «я», которое бесформенно и не нуждается в ярлыках, определяемых действиями прошлого.

Привязанность к истории вашей формы как представительницы ваших предков и родственников причиняет лишь невыразимое страдание. Отрешенность от традиций зачастую требует большого мужества, и тем, кто отрешается, приходится платить огромную цену. Однако цена того, чтобы оставаться привязанным, несравненно больше, и выплачивание ее приносит гораздо больший ущерб вашей жизни. Неодобрение тех, кто привязан к истории своей конкретной формы, стоит гораздо меньше в долгосрочной перспективе. Все, к чему вы привязаны, порабощает вас. Это равносильно каждодневному затягиванию цепей и оков, призванных гарантировать, что вы не владеете своим разумом. Ралф Уолдо Эмерсон напоминает нам:

«Не будьте рабом своего прошлого — погружайтесь в море неизведанного, ныряйте глубже, плывите дальше, чтобы вернуться с самоуважением, с новой силой, с новым опытом, чтобы иметь возможность объяснить и преодолеть старое».

Думайте об этом, когда размышляете об устранении из своей жизни страданий, которые вызваны привязанностью к прошлому. Мы можем уважать и даже ценить прошлое и опыт своих предков. Мы можем любить их за то, как они выбрали свой путь. Но быть привязанными к необходимости жить и мыслить так, как это делали другие до вас, только потому, что вы родились на свет в похожей на них форме, — значит лишать себя просветления. Именно так люди и их интуиция контролировали других на протяжении тысячелетий. Требуя от детей жить только по установленным правилам, мы можем превратить их в бездумных слуг власть имущих. Именно привязанность к прошлому виновна в том, что мальчикам вкладывают в руки оружие, превращают их в убийц, указывая им, кто их враги, и воспитывают в бездумном конформизме. Они вырастают с верой в то, что непривязанность к прошлому — бесчестье в глазах Бога. Мы легко можем увидеть эти крайние примеры в отдельных странах, и это урок для нас, чтобы мы остерегались культивировать привязанность к прошлому. 

4. Привязанность к своей форме

Если вы верите, что вы — лишь ваша форма и куда идет она, туда идете вы, то вы приглашаете в свою жизнь страдание. Морщины, облысение, ослабление зрения и все иные индикаторы физических изменений порождают ощущение страдания, прямо пропорциональное вашей привязанности к тому, чтобы всегда оставаться прежним. Эта привязанность к своему телу может вносить в вашу жизнь искусственность и страх, которые помешают вам идти своим путем и участвовать в решении своей судьбы.

Привязанность к своему телу как средству вашей реализации в этой жизни приводит к постоянной озабоченности своей внешностью. Это привязанность к упаковке, которая содержит вас, не дающая вам понять, что ваше тело — лишь временная форма, которую вы занимаете. Существование, связанное исключительно с вашим внешним видом, затрудняет возможность увидеть, что ваша истинная суть — бесформенность, покоящаяся внутри тела. Чем сильнее вы привязаны к телу и тому, как оно выглядит, тем ниже ваши шансы обрести способность отстраниться от своей формы и увидеть свою истинную божественность. Привязанность к форме не дает многим даже помышлять о бесформенности, составляющей наибольшую часть человечности.

Парамаханса Йогананда в своем «Божественном романе» пишет так:

«Светлые говорят, что к телу нужно относиться как к временному прибежищу. Не привязывайтесь к нему, не будьте ограничены им. Постигните бесконечную силу света, бессмертное сознание души, которое кроется за этим чувствующим трупом».

Мне нравится фраза «Этот чувствующий труп». Это ваше тело, рабски подчиненное правилам формы, вечно нагруженное багажом болей, болезней, ломающихся костей и лопающихся прыщей. Но внутри, где вы являетесь бесформенной астральной мыслью, вы чисты и избавлены от препятствий, которые правят формой. Привязанность к своей форме подобна привязанности к страданию и нежеланию избавиться от него.

Отрешенность от своего тела не означает пренебрежения к совершенствованию своей формы. Более того, как ни парадоксально это звучит, она почти всегда приводит к тому, что вы лучше заботитесь об оболочке, приютившей вашу душу. Я обнаружил, что, став менее привязанным к своей внешности, я стал гораздо более заботиться о своем теле, поддерживая здоровый вес, упражняясь физически, давая ему достаточно отдыха, меньше потребляя бесполезных продуктов. Я могу теперь отстраниться от своего тела и наблюдать, как оно стареет, не чувствуя при этом ухудшения моей сути, моего «я».

Став, менее привязанным к этому телу, я не беспокоюсь по поводу каких-то его немощей. И словно поэтому им становится все менее необходимым проявляться. В результате этого отрешения я имею все меньше и меньше проблем со своим телом. Таким образом, я прославляю свою форму и ее совершенство и знаю, что я больше этого тела. Я люблю и уважаю свое физическое «я», но не идентифицирую с собой. Иисус сказал: «Быть в мире, но не от мира». Я существую в своем теле, но не от него, и, как ни странно, это помогает мне существовать в своем теле более эффективно, чем когда я был исключительно от него — всего несколько лет назад. 

5. Привязанность к идеям и собственной правоте

Это одна из самых трудных для преодоления привязанностей. Стремление быть правым можно назвать смертельной «западной болезнью». Я слушаю радио по несколько часов каждый день в разных городах по всей Северной Америке. Мое наблюдение таково, что практически каждый, кто звонит на радиостанцию для обсуждения текущей проблемы, привязан к своей идее и стремлению доказать чью-нибудь неправоту. Никому как будто не приходит в голову прислушаться к чужой точке зрения с открытым сердцем.

Звонящие почти всегда спокойны и вежливы те несколько мгновений, пока говорит другая сторона, и потом, совершенно игнорируя только что сказанное, излагают свое мнение. Редко кто скажет: «Ваша точка зрения разумна. Я постараюсь переосмыслить то, во что верил до своего звонка».

Эта привязанность к своей правоте порождает страдания, потому что почти всегда она бесполезна как средство общения с другими людьми. Если вы не можете эффективно общаться, вы начинаете страдать в своих взаимоотношениях. Люди не хотят, чтобы им указывали, как им думать и что они неправы, если не согласны с вами. Когда люди сталкиваются с таким отношением, они автоматически захлопывают свое сознание и возводят барьер.

Если вы закрываете себя из-за своей неспособности слушать других, это вызывается вашей привязанностью к своей точке зрения в такой степени, что вы настаиваете на неправоте всех несогласных с вами. Такого рода привязанности практически исключают возможность поддерживать доброжелательные отношения из-за постоянно возводимых барьеров.

На каждую вашу идею, в правильности которой вы абсолютно уверены, приходятся миллионы людей, считающих, что вы неправы. Эта дихотомия правильного против неправильного метафизически порождает для людей массу проблем. Когда вы сталкиваетесь с человеком, который верит в нечто совершенно чуждое вам, и пытаетесь объяснить ему, в чем он неправ, вы при этом лишь определяете себя. Ваша позиция, скорее всего лишь укрепит его в своих убеждениях. Поэтому такого рода столкновения почти всегда заканчиваются еще большей убежденностью каждой стороны в правоте своей позиции.

Чтобы отрешиться, вы должны знать, что все дихотомии «правильного против неправильного» суть изобретения людей. «Правильное» не существует независимо от человека. Вселенная просто такова, какова она есть, она подчиняется законам, которые мы открываем, но которые не зависят от нашего мнения о них. Разумеется, прекрасно иметь твердые мнения о чем угодно, но в тот момент, когда вы привязываетесь к этим идеям и тем самым определяете себя через них, вы лишаете себя возможности услышать иную точку зрения. Эта привязанность к идеям и потребность делать других неправыми сопровождает всю историю существа, называемого Существом Человечества, и виновна во всех неисчислимых войнах и бедствиях с доисторических времен.

Люди редко останавливаются, чтобы по-настоящему услышать, что имеют сказать другие. Мы редко меняем (если вообще когда-нибудь меняем) свое мнение под давлением обоснованных млей других людей. И практически никогда мы не бываем способны удерживать в уме два противоположных мнения или убеждения одновременно. Однако именно это требуется от вас, чтобы вы могли пробудиться на новом уровне человеческого сознания: внутреннее осознание, что противоположная точка зрения может уживаться с вашей и что нет нужды кому-то быть неправым. Именно об этом говорят высоко просветленные люди. Один из великих романистов Америки Ф. Скотт Фицджеральд сказал:

"Интеллект высшего класса проверяется способностью удерживать в уме две противоположные идеи одновременно и при этом сохранять работоспособность. Например, он должен быть способен видеть, что дело безнадежно, и при этом иметь решимость исправить его."

Именно это означает способность отрешаться — позволять двум противоположным точкам зрения сожительствовать в вас одновременно и видеть невыразимую красоту такого отношения. 

6. Привязанность к деньгам

Важно понимать, что я не проповедую отвращение к деньгам. Я твердо верю, что иметь деньги — жизненное благо, и не могу сказать ничего плохого о деньгах. Деньги — прекрасная вещь, и работать ради денег — неотъемлемая часть жизни в наше время. Я пишу здесь о привязанности к деньгам, достаточно сильной, чтобы стать фактором контроля над вашей жизнью.

Быть отрешенным от приобретения денег — непростая задача. Это, однако, важно, если вы хотите испытать в своей жизни твердое ощущение аутентичного принятия решений. Я обнаружил, что люди способные делать то, что любят, и сохраняющие такой способ существования, имеют столько денег, сколько им нужно. Они скорее поддерживают циркуляцию денег, используя их на благо других людей, нежели позволяют накоплению капитала и стоимости вещей быть доминантными темами в их жизни. Они не страдают болезнью большего, которая так распространена в нашей культуре.

Быть отрешенным от денег означает сместить фокус на то, чтобы делать, что вы любите и что позволяет вам чувствовать себя более значимым, и позволить деньгам входить в вашу жизнь, не будучи поглощенным ими. Отрешенность означает осознание того, что вы и ваш банковский счет — не одно и то же. Если вы чувствуете, что должны иметь деньги, чтобы быть счастливым и успешным, значит, вы привязаны к ним. Ваша потребность иметь больше означает, что вы не чувствуете себя полноценным, что вам чего-то недостает. Это что-то вы называете большие деньги. Недостающая, по вашему мнению, часть удерживает фокус вашего разума на приобретении того, чего вам не хватает, вместо того, чтобы просто жить здесь и сейчас и делать то, что любите. И, разумеется, ваше восприятие нехватки денег приведет к еще большей нехватке.

Поскольку то, что вы видите прямо сейчас в своей жизни, есть в точности результат того, во что вы верите, вам, возможно, следовало бы изменить эти убеждения, если они не служат вам, когда речь заходит о деньгах. Спросите себя: «Принесли ли эти деньги мне удовлетворение, которое я рассчитывал получить от них?» Если ответ — нет и вы не можете изменить свои убеждения, тогда разберитесь, к чему эти убеждения привязаны.

Одним из способов сделать это является сосредоточение и/или медитация. Попросите свое внутреннее «я» выяснить, что это за убеждение, и доверьтесь себе. Это может оказаться вовсе и не привязанностью к деньгам, и скорее всего так оно и есть, если вы чувствуете неудовлетворенность, несмотря на все свои деньги. Это все равно что считать себя голодным и чувствовать голод даже после еды. Вера в еду как решение проблем порождает привязанность к еде, которая никогда не может утолить голод. Привязанность к еде или деньгам в подобной ситуации усиливает обреченное на неудачу искушение удовлетворить желаемое. Когда мы избыточно привязаны к чему-то, но предпочли бы не быть таковыми, поскольку это не удовлетворяет — это сигнал, побуждающий исследовать, что представляет собой ваша привязанность. 

7. Привязанность к победе

Желание побеждать является почти наркотической зависимостью в нашей культуре, и пока мы привязаны к потребности побеждать, мы будем в результате страдать. Опять же важно подчеркнуть, что я не против побед. Я люблю побеждать не меньше других, особенно в спортивных состязаниях. Но проверкой степени просветления в этой сфере является способность отрешиться от потребности побеждать. Когда мы привязаны к победе, она становится навязчивой идеей, и мы страдаем, когда не оказываемся победителями.

Великая проверка характера — наша реакция на проигрыш. Если мы играем ради игры, что мы теряем, когда соперник набирает больше очков или «выигрывает»? Абсолютно ничего! Мы просто поиграли. Если мы действительно понимаем это, то нам легко поздравить наших соперников с победой и радоваться за них так же, как мы бы радовались, если бы сами оказались победителями. Привязанность к победе заставляет очень многих людей чувствовать себя неудачниками. Держаться за эту привязанность — значит чувствовать себя проигравшим большую часть жизни, поскольку никто не может выигрывать всегда.

Победа — это суждение. Покупаясь на него, мы соглашаемся с тем, что другие решили считать победой или поражением. Видеть победу только как результат правил, установленных другими, — это один из возможных способов играть, не привязываясь к победе. Мы можем по-прежнему радоваться своим успешным действиям, учиться на своих «не столь великих» шагах и просто принимать участие. Победу или поражение можно рассматривать просто как еще одно правило, с которым мы можем соглашаться или не соглашаться. Привязанность к победе означает, что мы сами становимся счетом. В результате мы страдаем, когда чувствуем себя проигравшими.

Как ни парадоксально, но чем более мы отрешены, играя в игру, какой бы она ни была, тем выше наши шансы победить. То есть, чем меньше мы фокусируемся на победе, тем выше вероятность, что мы победим. Почитайте некоторые прекрасные исследования насчет внутренней игры, «Дзэн стрельбы из лука», например. Выдающиеся спортсмены не пытаются побеждать. Они предоставляют действию свободно течь, целиком за одно мгновение. Их состязание больше похоже на медитацию, нежели на борьбу. Они находятся в гармонии со своим телом и разумом. Великие танцоры просто предоставляют своим формам плыть вместе с музыкой, доверяясь своим инстинктам и интуиции, и когда они способны полностью уйти в это внутреннее место совершенной гармонии, о победе они даже не помышляют. В тот момент, когда великие гимнасты или прыгуны в воду думают о счете, они уже не способны функционировать на том уровне совершенства, на который способны их натренированные тела.

Победа становится почти невозможной. Это еще один парадокс. Если мы думаем о победе и привязаны к ней, мы снижаем свои способности действовать на том уровне, который требуется для победы.

Привязанность к победе почти всегда идет рука об руку с потребностью сразить своих соперников. Язык соревнований подобен военному. Боритесь. Отбивайтесь. Давите их, крушите их, аннигилируйте их, убейте их. Когда наш разум сфокусирован на победу любой ценой, уровень наших выступлений снижается. Мы напряжены и нервозны и в конце концов наносим поражение самим себе. Почему? Потому что борьба ослабляет, в то время как гармония укрепляет и усиливает. Когда мы обладаем внутренней гармонией, наши тела показывают высочайший класс. Когда мы напряжены внутренне, мы выступаем плохо. Такова суть отрешенности в игре.

Перестаньте придавать значение победе. Позвольте себе просто быть, сполна наслаждаясь тем, что вы делаете в гармонии с телом и душой, и ваша отрешенность вознесет вас на высочайшие вершины, которых вы еще никогда не достигали.

 *** 

Тщательно изучите каждую из вышеназванных привязанностей и посмотрите, имеют ли они к вам отношение. Помните, что в каждой перечисленной категории можно любить что-то, но при этом оставаться отрешенным от него.

Не держитесь за все это, предоставьте ему циркулировать в сети гармонии и внутреннего покоя. Переступая через привязанности, мы учимся сдвигать наше сознание на создание сетей, куда мы отдаем свою силу, открывая для себя метафизическую роскошь мирной и продуктивной жизни.

по материалам из книги: Уэйн Дайер - "Когда поверишь, тогда увидишь".

//rodoswet.ru/ - главная страница сайта "РОДоСВЕТ".

2 комментария на “Виды и типы привязанностей — наши самые распространённые привязанности”

  • Александр:

    Да так и есть, опять все от нашей обусловленности, одно радует, что это все уже осознаешь, осталось только постараться научиться это применять на себе. Да поможет мне моё истинное Я.

  • Татьяна:

    😛 😛 😛 Согласна. Путь к этому пониманию долгий. Спасибо)))

Оставить комментарий

» Подписаться на комментарии к этой статье по RSS
Мы в соц. сетях
Узоры Жизни
Юлиана - Целитель
Место для рекламы
Партнёры сайта: